Надо прекратить людоедский режим Ниязова, пока там еще остались живые люди


Автор: Фергана.ру (ferghana@ferghana.ru)
Дата публикации: 12/12/2003
Категория: Новости
Версия для печати

Сапармурат Ниязов - пожизненный президент Туркменистана.

Ниязов за время своего президентства успел переименовать дни недели и названия месяцев года, а также повелел улицам в Ашхабаде дать порядковые номера, кроме нескольких улиц имени выдающихся людей:

Сапармурат туркменбаши шаелы (улица им, президента Туркменистана), Герой Туркменистана Атамурад Ниязов шаелы (улица им. отца президента), Гурбзнсолтан эдже шаелы (улица им. матери президента). Он упразднил Туркменский театр оперы и балета, заявив по телевидению: "Я не понимаю балет, зачем он мне?". Закрыты такжe госфилармония, Национальный ансамбль народного танца и Национальный центр эстрады и циркового искусства. В нищем Ашхабаде, где дети не знают, что такое конфеты, туркменбаши приказал построить километровую (!) цепь фешенебельных отелей и разбить парки с сотнями диковинных фонтанов. Его гигантская золоченая статуя, поворачивающаяся за солнцем, - главная достопримечательность Ашхабада.

Ниязов запретил молодым туркменкам учиться в России и выходить замуж за нетуркменов без выплаты женихами $50 тыс. в госказну. В то же время главный радетель морали нации - ценитель юных прелестей. Экс-председатель Центробанка Туркмении Оразов утверждает, что через гарем Ниязова прошли от пятисот до тысячи несовершеннолетних девочек.

Леонид Комаровский - журналист более чем с тридцатилетним стажем, лауреат четырех журналистских премий РСФСР, по его сценариям снято 60 фильмов. Но живет он в Америке и является американским гражданином. И, по его собственным словам, только то обстоятельство, что он американец, а не русский, позволило ему вырваться из ашхабадской тюрьмы.

Бизнес по-туркменски

"В Туркменистане у меня был хороший бизнес. Я ввозил сахар, компьютеры, сельскохозяйственное оборудование. У меня там было много близких друзей, но в 1998-1999 годах стало абсолютно очевидно, что иметь дело с этой страной просто нельзя в силу того, что главным в деловых отношениях стал откровенный обман. Самая известная история касается аргентинской нефтяной компании "Bridas", которая пострадала почта на миллиард долларов". В связи с этим деловые отношения Комаровского с Туркменистаном практически завершились.

В начале 2001 года близкие друзья Леонида (прежде всего Борис Шихмурадов, бывший посол в Китае, а еще раньше вице-премьер и министр иностранных дел Туркменистана) перешли в оппозицию существующему режиму Сапармурата Ниязова. Они попросили Комаровского вернуться к его старой специальности и объяснить всему миру на страницах Интернет-изданий, российской и зарубежной прессы, что же происходит в Туркмении. Дело в том, что в страну журналистов пускают избирательно и показывают им только то, что разрешено показывать властями. Леонид же, обладая американским паспортом, прикрываясь поставками в Ашхабад чешского пива, ездил везде, занимаясь на протяжении довольно долгого времени "информационным челночеством". Приезжал, смотрел, запоминал, улетал в Стамбул, Бостон или в Москву, для того чтобы рассказать об увиденном.

Утром 23 ноября 2002 года Леонид прилетел в Ашхабад. Остановился у старого друга Гуванча Джумаева. На 25 ноября оппозицией была запланирована мирная демонстрация, в которой Шихмурадов, Джумаев и Комаровский должны были участвовать. На площади перед зданием меджелиса (парламента) собралось много народа, но одна группа, которая должна была присоединиться позже, так и не подошла. Митинг решили перенести на другой день, и все разошлись по домам.

Утром "Маяк", единственная российская радиостанция в Туркменистане, передала, что на Ниязова совершено покушение. "Я этому совпадению удивился, но то, что на меня, журналиста и американского гражданина, ничем противозаконным не занимающегося, может поднять лапу туркменская прокуратура, мне и в голову не приходило!" - говорит Леонид. Ему, может, и нет, зато пришло в голову прокуратуре.

На следующий день российский гражданин Гуванч Джумаев был вызван в КНБ (Комитет по национальной безопасности) в Управление по защите конституционного строя, не существующего в Туркменистане в принципе. Комаровский шутит, что это то же самое, "как если бы в гитлеровской Германии существовал Комитет по защите прав евреев". Джумаев уехал и больше уже не вернулся. На следующий день были арестованы 28-летний сын Джумаева Тимур, а также сам Комаровский. Все аресты происходили ночью, без предварительного обвинения, без понятых, свидетелей и так далее.

Демократия по-туркменски

Далее - следственный изолятор, требование подписать бумагу о признании себя виновным в нападении на сотрудника милиции и нанесении ему тяжких телесных повреждений. На третий день - обвинение по 14 статьям, включая покушение на президента Туркмении и конституционный строй, контрабанду наркотиков, хранение и контрабанду оружия и т. д. И только через неделю встреча с американским консулом. "От меня главным образом требовали, чтобы я рассказал, где находится Борис Шихмурадов. Они почему-то решили, что он прячется в американском посольстве, поэтому обещали обменять меня на Шихмурадова. Просто фантастика! А я молчал, потому что, во-первых, не знал, где он находится. А во-вторых, даже если бы и знал, то не сказал бы".

Еще через неделю Комаровского начали избивать систематически, а потом и колоть психотропными препаратами. "Я терял сознание, ничего не помнил, мне давали заранее заготовленную бумагу, где были описаны мои "злодеяния", заставляли читать ее вслух, все это снимали на камеру и транслировали по государственным каналам".

Спустя пару недель 80-летнюю мать Бориса Шихмурадова и его брата Константина также арестовали, потом избивали и допрашивали. Из-за этого Борис через месяц после ареста Леонида, 25 декабря, сдался сам. Когда КНБэшники получили Шихмурадова, от Комаровского отстали. Ему назначили адвоката-туркменку, которая, увидев полуживого Леонида и его исколотые вены, передала информацию его семье в Америке.

13 января 2003 года всех арестованных по делу о несанкционированном митинге и "покушении" на Ниязова, всего 70 человек, притащили в суд. Так как в Уголовном законодательстве Туркменистана предел наказания составлял 25 лет, то 30 декабря 2002 года "задним числом" в него внесли статьи о предательстве Родины, о возможности пожизненного заключения и так далее. Российское консульство, по информации Комаровского, трижды в течение года обращалось в туркменский МИД с просьбой допустить их к заключенным. Но ни к кому из 9 человек, которых Леонид знает лично и которые имеют только российское гражданство, не допустили ни одного консульского работника. Над ними издевались, их избивали, мучили, что, несомненно, продолжается и сегодня. В туркменской тюрьме люди умирают каждый день: в камерах либо дикая жара, либо дикий холод.

Вот имена и фамилии тех, кого Комаровский знает лично и кто и по сей день находится в тюрьме.

Борис Шихмурадов - российский гражданин, приговоренный к пожизненному заключению спустя 4 дня после ареста в связи с "покушением" на Ниязова. Все время от ареста до суда его непрерывно допрашивали "на конвейере", кололи психотропными препаратами и избивали.

Гуванч Джумаев - российский гражданин. Прошел весь ад туркменского следствия. Приговорен к пожизненному заключению. Все его имущество, а также имущество родных и близких конфисковано до суда. Причем необходимо напомнить, что туркменская прокуратура официально получает 50 процентов всего конфискованного имущества.

Тимур Джумаев - российский гражданин. Его семью - жену и двоих детей выбросили на улицу до суда. Ему дали 25 лет.

Иклым Иклымов - гражданин России. Имущество всего его рода было арестовано.

Ровшан Откиров - гражданин России, "сосед" Леонида по предварительному заключению.

Алексей Капотов - российский гражданин, замучен до смерти в этом году.

Ольга Прокофьева - российская гражданка, у которой также конфисковано все имущество.

Навруз Гусейнов - гражданин России. У него конфисковали все принадлежащее ему и его семье имущество во внесудебном порядке.

Солтан Илломанов - приговорен к 25 годам за то, что он охранял дачу одного из фигурантов по делу о митинге и "покушении". Этого 23-летнего молодого человека превратили в инвалида, постоянно пытая электрическим током и подвергая избиениям.

По словам Комаровского, "для того чтобы хоть как-то осмыслить все происходящее сейчас в Туркменистане, необходимо понять, что в этой стране отсутствуют нормы международного и вообще любого права, кроме права туркменбаши, которое он сам себе придумал. Все, что происходит в Турменистане, не имеет никакого отношения ни к государственности, ни к юриспруденции, ни к правам человека. Туркменистан сегодня - это приватизированный колхоз, председатель которого Сапармурат Ниязов давно сошел с ума и делает только то, что хочет".

Политика по-туркменски

Туркменбаши постоянно издевается над Россией по телевидению, допуская непозволительные вещи. Однако государство не защитило русских в Туркмении. 10 апреля 2003 года Россия подписала контракт с Ниязовым на 25 лет на поставку газа, хотя газа-то нет, так как 13 апреля аналогичный контракт подписан с Украиной, плюс обязательства перед Ираном, плюс прокладка газопровода в Афганистан. Такой безостановочной прокачки газа, по расчетам специалистов, хватит максимум на 5 лет.

Ниязов утверждает, что граждан с законными российскими паспортами в Турмении всего 40 человек (этим людям паспорта выданы лично президентом), хотя по официальным данным - 105 тысяч. Плюс 300 тысяч граждан российского происхождения, испытывающих настоящий геноцид.

А российский МИД хладнокровен и спокоен. На парламентских слушаниях в Государственной думе 27 ноября 2003 года заместитель министра иностранных дел Алексей Федотов заявил, что "мы постоянно действуем в рамках дипломатической работы". По его словам, выход на официальных лиц Туркменистана затруднен даже для МИДа (только за 2003 год 200 официальных мидовских нот осталось без ответа), но "мы пытаемся принять адекватные меры и работаем круглые сутки".

По словам Комаровского и его коллег, необходимо немедленно прекратить возможность существования людоедского режима Ниязова путем военных действий, пока там еще есть живые люди. "Если у нас с вами нет информации о том, что туркменбаши поедает на завтрак маленьких девочек и мальчиков, то это не значит, что он их не поедает. Просто мы об этом не знаем. Это натуральный людоед - если не формально, то фактически. Он убивает людей просто так, без повода и причины. Ведь и пытали нас не только из-за стремления получить нужную информацию, а потому, что, по их мнению, мы все это "заслужили и теперь несем наказание".

Россия, Наталия Буянова, 11.12.2003

 


Вернуться к Статьям Л.Комаровского

Cell Phone Accessories 80% off

 

LastMinuteTravel.com